«ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского

^
«ГОМО САПИЕНС»      «…И произнес Бог: сотворим человека по виду Нашему и подобию Нашему, и да властвуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всей землёю, и над всеми «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по виду Собственному, по виду Божию сотворил его; мужчину и даму сотворил их. И благословил их Бог, и произнес им Бог: плодитесь и размножайтесь, и «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского заполняйте землю, и обладайте ею, и властвуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле…» (Бытие, глава 1: 26-28.) Так и с таким назначением, если «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского веровать Библии, появилось на земле величайшее её создание, ставшее величайшим её проклятием  – человек...
      И вот дожил этот самый человек до 20 первого столетия. Путь прорубив для себя в тропических зарослях природных, сделал он тропические заросли каменные «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского. Верх одержав над миром животных одичавших, ринулся он в войнах истреблять для себя схожих. Летать захотев, подобно птице, взмыл он в небо на бездушных крылатых монстрах, убивающих его при каждом падении «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского своём. Властителем аква королевства стать захотев, пустился он в бурное море, надеясь на крепость судов собственных, уносящих его совместно с собой в бездну морскую каждый раз, когда крепость сия не «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского оправдывала его ожиданий. Обнаружив богатства в земле собственной, свирепо вытащил он их и унёс с собой, оставляя после себя грязь, трупы и пустоту. Леса вековые вырубил он, артерии рек плотинами перегородил, и наступает мертвая пустыня «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского там, где вчера ещё злачная земля жизнь свою вела. Землю, воду, леса, недра, поля,  рыбу,  птиц,  животных – всё  посчитал   он  заслуживающим    не    более      чем     оказаться     в     подчинении    у    «наполнения и владычества «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского» его, стать инвентарем в деле претворения  в  жизнь грандиозных  планов  его,  бредовыми   идеями   рождённых,  на   службе у сумасшедшего рвения его к использованию всего и господству над всем.  Стекло и бетон стали «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского добровольческой кутузкой его, держащей мёртвой цепкой, и, задыхаясь в казематах кутузки этой, которую сам же для себя и выстроил, умоляет он о спасении и грезит о жизни наилучшей, грезит хотя бы об одном свободном «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского вздохе. Базу выживания собственного на земле – труд – преобразовал он в тотальную каторгу себе и других, и превозносит он эту каторгу, этот сумасшедший трудоголизм собственный как единственно приемлемый стиль жизни для него, с «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского недопониманием смотря на тех, кто ещё осознаёт, как принципиальна умеренность во всём. Остроносые крылатые убийцы, несущие погибель миллионам, стоят на охране параноидального ужаса его перед для себя схожими, ополчившимися «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского друг на друга. Красивое чувство к даме стало для него ежедневной привычкой, и тащит он привычку эту на горбу своём всю жизнь, не зная никакой подходящей кандидатуры ей, а поэтому оправдывая её как «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского единственно достойную. Работа заместо супруги, сумел заместо свежайшего воздуха, Веб как единственное развлечение, – вот к чему пришёл он сейчас. Вся жизнь – сплошная борьба за выживание, нескончаемое ежедневное перелопачивание заморочек, что громоздятся перед «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского ним, подобно Эвересту, и уже не соображает он смысла её, не знает, куда и для чего идёт он, чего по сути желает: потерялась та нить, что вела его вперёд, миражом оказались считавшиеся важными «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского цели, и издавна в тумане неопределённости блуждает он, не зная, куда завтра придётся навести свои стопы ему. Пусты деньки его, пусты и ночи. Произвол и самодурство сильных мира этого издавна «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского уже принимает как подабающее он – бесправие его не оставляет ему выбора, привык он к тому, что правила всегда напрашиваются кем-то другим. И на фоне всего этого, посчитав себя разумным, а означает «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского – способным стоять выше всего остального мира и уже вроде как стоящим в силу изобретений собственных, открытий собственных, созданий собственных, завоеваний собственных, объявил человек себя владельцем всего сущего на земле, властелином всей живой «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского Природы, которая должна безропотно покориться желаниям его и, если посчитает необходимым человек – положить всё, что имеет, без остатка, на алтарь величайшего безумия его – безудержной цивилизации. И при всем этом запамятовал он только об «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского одном, что было, есть и будет всегда, что бы он ни делал.
     С полным правом распорядиться на этой планетке он может только самим собой и тем немногим, что призвано посодействовать ему выжить. Всё «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского остальное, чего когда-либо касались руки людские – менее чем атрибуты сумасшедшего желания неких разбогатеть, заиметь то, что по сути совсем не надо им. Стоит желанию такому возобладать – и человек, не способен побороть искушения «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, кидается за всё большей добычей, кидается завоёвывать и наживаться, кидается создавать много потрясающего и монументального, но по сути не создаёт – разрушает он! Всё, полностью всё, чем гордится он сейчас, сотворено за счёт «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского богатств природных, но никакие богатства эти по сути не принадлежат ему: не для него создавала Природа их – только малую часть их, ту часть, отсутствие которой вреда осязаемого планетке не нанесёт, имеет право «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского забрать он для настоящей жизни собственной. И не во благо – во Зло безизбежно обернётся всё, создаваемое им на том пути, по которому идёт он сейчас: запущенный один раз маховик полного «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского разграбления всего, что создавала и накапливала  Природа тысячелетиями, уже не сумеет тормознуть, пока не будут разграблены сокровища эти подчистую. И что ждёт разжиревшее и разросшееся на несчастном «широком освоении» их население земли тогда «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского?…
      Но человек не желает признавать этого. Вновь желает он добиваться, властвовать, обладать и владеть и созидать всю остальную Природу только в качестве нескончаемой дойной скотины – и отбирает у неё всё больше и больше «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, идя напролом, прорубаясь через тропические заросли и сметая всё на своём пути. Победителем созидать желает себя он, удачным, счастливым, постигшим смысл жизни и нашедшим своё место в ней, достигшим необычного и к «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского новым горизонтам стремящимся. «Я наделён способностью мыслить, а означает, я – высшее существо! – вновь и вновь внушает он для себя один и тот же абсурд и, одержимый безумием этим и жаждой завоеваний, принуждает «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского всех поверить в это. – Что есть природа? Она неразумна, она не может мыслить, а поэтому не употребляет несметных сокровищ собственных. Но я-то знаю, как ими пользоваться! Ведь я владелец, я покоритель «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского! Я умею мыслить и поэтому знаю, как, используя все эти сокровища природные, сделать общество лучше, чем сотворено природой!» И, объявив себя таким вот высшим существом, чуть не богом, сумасшедшим «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского устремлениям которого вся остальная Природа должна неоспоримо подчиниться, в который раз кидается создавать то, что должно стать величавым королевством его…
      С давних времён грезил человек о королевстве таком и всеми силами пробовал выстроить его «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского. На замену пещерам и первобытным хижинам человечьим пришли гранитные замки и каменные городка. Рушились замки – человек строил новые, заносились песками одни городка – отстраивал он другие взамен, уходили в прошедшее страны и целые «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского народы – другие приходили на замену им. И всё время смотрел человек с надеждой в грядущее – мечтательно за линию горизонта устремлялся взор его, в поисках грядущего счастия собственного. «Куда же идти мне? – вопрошал «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского он себя. – Где счастлив я буду и где будет заполнена смыслом жизнь моя? Что сделать я должен, чтобы будущее моё было светлым и не было темным истинное?» И, разглядев призрачный лучик света вдалеке «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, кидался к нему, как мотылёк на пламя свечки. Не зная, что есть счастье его и как оно смотрится, слепо веровал человек и верует до сего времени всему, что молвят ему кажущиеся мудрейшими «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского и достойными почтения, но по сути – только качественные лгуны и обманщики. Сотки проповедников, жадными правителями приобретенных либо просто сумасшедших, указывали и до сего времени указывают ему неверный путь к свету – и только «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского мрак и рабство находит он на этом пути. Но, каждую ночь, засыпая, в самых красивых снах собственных лицезреет он мир, где каждый будет счастлив и каждый нужен. Либо хотя «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского бы практически каждый. Мир, где не будет места войнам, братоубийству, воровству и насилию, где не будет ни рабов, ни рабовладельцев и не будет ни слуг, ни господ, где цивилизация достойных людей будет с радостью «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского встречать каждый рассвет и провожать каждый закат, зная, что ничто сейчас не посмеет грозить достойному существованию их и достигнули они, в конце концов, того, о чем желали их праотцы веками. И «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского опять и опять кидается он строить то, что считает ценным и нескончаемым, что станет фундаментом нового мира, который уж точно предел желаний его, и займёт в нём человек достойное место, место владельца и «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского место царя, почивая на заслуженных лаврах собственных, и только еще одну кутузку сам для себя выстраивает, где с самого начала приготовлены оковы ему. Не жалея себя, разрушает и создаёт он, свергает одних «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского деспотов и выбирает на царствие новых, ещё более кровавых. И всё время отыскивает, отыскивает, отыскивает путь к счастию собственному. И вот, в конце концов, казалось бы, находит он верную дорогу. Дорогу «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, которая в итоге снова оказывается дорогой в еще одно рабство.
      И рушатся мечты его, и разочарованием сменяется эйфория, и с удивлением вопрошает он себя: «Что? Что вышло? Что все-таки я «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского сделал не так? Ведь я старался, я ночей не спал, я работал в поте лица. Стоило преодолеть одну стенку, как здесь же появлялась другая – и я, собрав последние силы, шёл на штурм «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского. И после всех трудов не получил я хотимое? Но куда идти мне тогда, в чём смысл жизни моей?» И не находит ответа он, и опускаются руки его.
      Ответ издавна уже очевиден всякому, имеющему глаза «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского – почему никто не лицезреет его? Не нужно учёным быть, чтоб осознать: не богом сказочным и не призрачной высшей силой – Природой сотворен человек, и непреложно главенство её над ним, и нет над ним более «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского никакой высшей силы, не считая неё. А Природа гармонична: единый целостный организм, разумом Естества управляемый, представляет из себя она, и в разумности сотворения, построения, организации, структурирования всего и вся соединились Природа «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского и Естество в единое целое. Издавна сложилось равновесие всех частей организма этого, баланс всех противоположностей незыблем в нём, и поэтому, не создавая ничего и никого излишнего, существует вся жива Природа в «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского согласии с одним главным законом – Нормой на всё, свирепо уничтожая всё то, что, увеличившись, способно нарушить это самое сложившееся равновесие. И сначала – Нормой на численность особей каждого вида тварей живых. Становится много «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского полевых мышей – и плодятся питающиеся ими хищники, но стоит добыче пойти на убыль – и в борьбе за выживание хищники бросаются пожирать друг дружку. Только один из 2-ух выживет, и тем, что в итоге «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского останутся, не угрожает вымирание – их численность не превосходит Нормы, отпущенной Природой им, всегда отыщут они пропитание для себя. Разрастается популяция насекомых-вредителей леса, кислород дающего, что так нужен всем, планетку населяющим – и «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского слетаются на прокорм тучи питающихся ими птиц: так Природа охраняет сотворения свои. Так либо по другому, один био вид регулирует численность другого, и ни один вид не идёт войной на другой: разумной «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского Природой заложен в нём инстинкт познания места собственного и роли собственной, и не вожделеет он большего. Так Природа существует миллионы лет, и человек – не что-то особое: он менее чем «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского ещё один вточности такой же био вид, отличающийся от остального животного мира только тем, что наделила Природа его в процессе эволюции всего живого на Земле способностью мыслить. И также, как и всему «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского остальному животному миру, отпущена ему природой своя Норма – всё та же норма на численность особей рода его, что уживутся в мире вместе, не прибегая к войнам, что всегда прокормят себя, прокормят сейчас «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, завтра и всегда, и норма на богатства природные, что может  себе забрать он, при всем этом не нанося неисправимого ущёрба планетке. Только в отдельных местах Природой сделаны применимые условия для существования человека «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, и всё, нужное для его достойного существования, строго ограничено. Но веками игнорировал он сей неписанный закон – и к чему, в конечном итоге, пришёл мир сейчас?
      Только в границах этой самой Нормы природной существуя, может быть «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского выстроить всё то, о чём  грезил человек в протяжении веков. Нормы, в какой не пойдёт человек войной на соседей собственных, чтобы захватить земли их – ведь род его немногочислен и урожая со собственной «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского земли полностью хватает для пропитания ему. Нормы, в какой не станет никто, чтобы несказанно обогатиться, отбирать у Природы все богатства её, которые она создавала миллионы лет, и тем медлительно, но «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского правильно рубить сук, на котором посиживает и сам – ведь это нарушит гармонию и равновесие её, а такового Природа никому не простит. Нормы, в какой, в конце концов, никто не будет излишним…
      Но «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского человек до сего времени не сообразил всю ценность Нормы, так как посчитал, что ограничивает она безмерные амбиции его – но только сумасшедшие могут быть одержимы амбициями теми. По сути расплодившемуся населению земли просто стало «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского не хватать места под солнцем – и на самое себя войной пошло оно в борьбе за место это. И поэтому, в безумии своём ущербной посчитав Природу живую, превысил все отпущенные ему ею пределы человек «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского страшенно. Пустив способность мыслить свою во зло, смог он на какое-то время вырваться из-под контроля Природы – и представил самоуверенно, что не писаны для него законы её. А, почувствовав силу «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского свою – уже не сумел тормознуть. Воодушевлённые достижениями своими, расплодились люди безмерно,  и не осталось уже не земле живого уголка, где не ступал бы ещё скупой двуногий завоеватель. Настроил он везде «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского страшенных городов и сооружений собственных, которые подходящими себе посчитал – и завтра уже негде будет спрятаться от него, если снова захочет он посягнуть на что-то ещё. И любуется он созданиями и завоеваниями «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского своими, любуется чудесами науки и техники – детищами прогресса, далековато птиц и животных превосходящими, чувствуя себя реальным победителем. Но не к победе – к поражению идёт он, сей путь избрав. Распухшее население земли пожирает «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского всё больше – и вынуждает оно везде грабить богатства природные и отымать их друг у друга, агрессивные войны ведя, наивно думая, что безнаказанно пройдет грабёж Природы сей, что всегда даст Природа человеку всё, что ни пожелает «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского он забрать у неё, и никогда не посмеет она силой приостановить опустошение то, и никогда не иссякнут богатства её, и нескончаемо будут сыпаться в закрома мировые, как из рога обилия, и «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского вечно будет купаться человек в роскоши, создаваемой за счёт их. Безудержную, тотальную цивилизацию сделало население земли иконой собственной, на которую молится каждый денек и без которой уже не представляет для себя жизнь свою «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, и ринулось в неё, как в омут, с головой, не понимая, что идёт навстречу верной смерти собственной. Из попутчика Природы перевоплотился человек в злейшего неприятеля её, презрел он всякое чувство меры и «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского чувство нормы, не зная либо не хотя думать над тем, что, разрешая одни трудности его, не остановленная впору цивилизация безизбежно породит массу новых, которые в итоге и сколотят всем либо практически «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского всем обитателям планетки Земля один большой гроб. Не думая о том, что будет завтра, безудержное потребительство сделав смыслом реального существования собственного, живойёт человек одним днём, лишая себя таким макаром грядущего «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского. И гордо несёт он своё звание, которое сам же для себя когда-то и присвоил: «гомо сапиенс» – «человек разумный», самодовольно и самоуверенно ещё раз намекая званием этим на то, что является он разумнее живой «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского Природы, его породившей, разумнее птиц и животных, живущих инстинктами. История не донесла до нас имени того, кто выдумал сиё словосочетание и настолько очень возвеличил им себя и всех  для себя схожих. Может быть «ГОМО САПИЕНС» - Ницше Ф., «Так говорил Заратустра», пер с нем. Ю. М. Антоновского, был  этот  некто  еще умнее  сородичей собственных,  но с этими 2-мя словами он всё же ошибся.
      Человек неразумен.                                                                                                                               

golubi-v-trave-stranica-8.html
golubika-obiknovennaya-referat.html
golubkova-s-kakoj-tochki-zreniya-abbasov-dobrij-vecher-segodnya-31-oktyabrya-2012-goda-mi-kommentiruem-lekciyu-8.html